?

Log in

Jan. 15th, 2020

"Если прошлое вспоминается "в общем и целом", оно, наверное, умерло или просто не имеет цены. Лишь детали воссоздают картину. Подчас неожиданные, когда-то казавшиеся смешными, они с годами обретают значительность". Алексин. "Безумная Евдокия"
Прошла уже неделя с начала «Берлинале», а самым приятным фильмом, увиденным здесь, остается «Да здравствует Цезарь!». С учетом того, что три с половиной дня из семи мне пришлось пропустить. И того, что я не очень большой поклонник Коэнов (умеренно люблю «Бартона Финка» и «Фарго» и терпеть не могу «Старикам тут не место»). Потерпев неудачу с невнятной картиной Изабель Койшет год назад (женщина-режиссер, гендерное равенство, все дела), Берлин вернулся к практике стартовать с максимально звездного каста. И даже перещеголял открывающую сезон голливудских наград Венецию. Да и фильм оказался покрепче «Эвереста», и по настроению напоминает «Отель Гранд Будапешт», открывавший Берлинале в 2014-м.
«Аве, Цезарь!» - это, по сути, калейдоскоп сцен, которые снимают в Голливуде 50-х. Мюзикл с «русалкой» Скарлетт Йоханссон; «кабаре моряков» с солирующим Ченнингом Татумом; пеплум, за которым угадывается «Бен-Гур», с Джорджем Клуни. Все это проекты студии «Кэпитол», на которой работает Эдди Мэнникс (Джош Бролин). «Я Эдди, я решаю проблемы», - мог бы процитировать он героя «Криминального чтива». Найти мужа внезапно забеременевшей звезде – олицетворению невинности и добродетели. Разрешить конфликт на съемках костюмной драмы, в которой из маркетинговых соображений занят молодой актер-звезда вестернов (невероятно смешной Олден Эренрайк, который никак не может запомнить, что фамилия режиссера Лоренц, а не Лоренс, и Рэйф Файнс в роли этого режиссера, которого самого все норовят называть Ральфом). Согласовать образ Христа с католическим и православным священниками и раввином. Но главное – вернуть пропавшего актера Бэрда Уитлока, похищенного американскими коммунистами.

Мэнникс – не только герой, "склеивающий" все эпизоды, которые сами по себе
можно вполне смотреть отдельно, но и единственный безусловно положительный. В то время как за глупость и тщеславие достается актерам, высмеиваются клирики, получает пинок маккартизм, Эдди – воплощение заботы и трудоголизма. На исповедь ходит ежедневно. Еще бы – ведь его искушает потенциальный работодатель из совершенно другой сферы («Переходи на нашу сторону, у нас есть атомные бомбы!»). Моральный выбор - нужно ли идти туда, где проще, когда более сложный путь кажется правильным – и делает этот фильм чем-то большим, чем просто красивый и остроумный оммаж золотой эпохе Голливуда.
«Да здравствует Цезарь!» - в Минске с 3 марта.

Куплен для проката на территории СНГ и фильм «Гений». В 20-е годы люди еще читали книги, а у писателей не было аккаунтов в инстаграме – что уж говорить про редакторов, чей труд часто оставался недооцененным и всегда – анонимным. Про Максвела Перкинса и сейчас нет статьи, к примеру, в русскоязычной википедии, а он, меж тем, готовил к изданию труды Фицджеральда и Хэмингуэя. Название фильма отсылает в первую очередь именно к Перкинсу. А сюжет – к его работе с Томасом Вулфом. Именно Макс (Колин Ферт) разглядел в черновике, который не хотели брать другие издательства, будущий бестселлер. Он же боролся с многословием и пафосом автора. К примеру, один только момент ожидания героем поезда занимал десяток страниц, а цвет глаз героини утопал в бесконечных повторяющих друг друга эпитетах. Отвечая на критику, Вулф (Джуд Лоу) с досадой бросает: «Если бы ты редактировал Толстого, его роман назывлся бы «Война и ничего». Но именно за Перкинсом остается последнее слово.
«Гений» - это и история дружбы. Работа над романами «Взгляни на дом свой, ангел» и «О времени и о реке» настолько поглощает редактора и издателя, что это сказывается на их семьях. Так, бывшая возлюбленная Вулфа (Николь Кидман) упрекает Перкинса, что тот и ее «отредактировал». Максвелл, в свою очередь, едва не срывается на жене и дочерях. Их у него пять. А сына ни одного. (Я два раза пересчитывал). Отсюда, видимо, в том числе и отцовские чувства к Томасу. Но главное в Перкинсе, как следует из фильма (помимо профессиональных качеств) - такт, ум, дар убеждения и скромность. Все это делает его редакторский гений соизмеримым тем фигурам, с которыми он работал.

Одна из главных режиссерских фигур этого конкурса - Томас Винтерберг. Едва не добравшись до "Оскара" с "Охотой", он получил предложение от Би-Би-Си экранизировать роман Томаса Харди "Вдали от обезумевшей толпы". Фильм получился откровенно из разряда "хороший, но если не посмотрите, много не потеряете". В "Коммуне", почти автобиографической, режиссер вновь говорит об интересных ему темах. В центре повествования - архитектор, который переселяется с женой и дочерью в отцовский дом. Тот слишком велик и дорог, поэтому у Эрика и Анны возникает идея пригласить пожить друзей. На дворе 70-е, и такие "коммунальные" квартиры в Дании - не редкость. Хиппующая под одной крышей интеллигенция - не совсем то, что представляет собой сегодня Христиания. Никаких наркотиков или сексуальной свободы; но уважение свободы личной и взаимовыручка во главе угла. Персонажи подобраны довольно колоритные, и даже жаль, что почти всё экранное время отдано Эрику, который однажды влюбляется в студентку, и его жене, которая пытается к этому привыкнуть. Анна в отчаянии предлагает новой пассии мужа присоединиться к коммуне. Ясно, что из этой затеи ничего хорошего не выйдет. В итоге, бодро стартовав, "Коммуна" становится не самой удачной репликой какого-нибудь бергмановского фильма, где все страдают. Наивно, конечно, было ожидать от Винтерберга комедии (хотя смешные моменты все же есть), но и в жанре социальной драмы он на этот раз не преуспевает.
Венеция провожает гостей. Раздача «львов» намечена на вечер, после которого публика рассядется по самолетам и вапоретто, оставив Лидо зимовать в одиночестве. Тут пишут, что курорт хиреет и притягивает все меньше туристов; не знаю, как летом, но сейчас, несмотря на вполне летнюю погоду, пляж и правда пуст. Возможно, из-за временного выселения казино – игорный Дворец как раз отдали под нужды кинофестиваля. «Палаццо дель Чинема» с большим и малыми залами, а также сараем для лодок (именно это обозначает слово Darsena – название второго по вместимости зала) – для кинопоказов; но нужно где-то работать и журналистам. Вот сижу я сейчас за столом и так и вижу перед собой рулетку.
Красное или черное?.. Сокуров или Беллоккьо?..
Местный журнал CIAK так много пишет о статусности «Мостры», что, напротив, начинаешь сильнее ощущать упаднические настроения. Здесь, в Венеции, фестивали как таковые и были придуманы – неделя киноразвлечения для отдыхающей публики. Канны, Карловы Вары, Локарно и другие курорты практику переняли. Смотры набирали популярность, множилось количество программ, фильмов и участников. Сегодня инфраструктура небольших городов попросту не справляется с наплывом гостей. Вот и перетягивают звезд, премьеры и внимние прессы Торонто и Теллурайд. Приходится возводить новые кинозалы, делать более удобными старые, придумывать «фишки» вроде “Il Cinema nel Giardino” – кинотеатра в саду. Впрочем, у Венеции особый шарм будет всегда. Здесь актеры показываются не только на красной дорожке: гуляют по улицам, выбираются из катеров на пристань, и даже, кажется, более охотно раздают автографы. Жаль, казино закрыто – наверняка многие были бы не прочь провести время и там.
Каре или фулл-хаус?.. Сколимовски или Кауфман?..
Read more...Collapse )

Venezia72: Осень патриархов

Венеция удивляет. Никогда бы не подумал, что мультфильм может вызвать у меня такой восторг. Забудьте, про что я здесь писал, но не пропустите «Аномализу», когда она доберется до наших экранов. Ну или даже дома – она очень домашняя, интимная. Делали этот мультик, по большому счету, 5 человек: автор сценария Чарли Кауфман («Вечное сияние» и «Быть Джоном Малковичем», если кто забыл), аниматор Дюк Джонсон, а также голоса – Дэвид Тьюлис, Том Нунен и Дженнифер Джейсон Ли. «Аномализа» была задумана (и собственно, сделана) как радиопостановка, и лишь спустя несколько лет авторы решили перенести ее на экран.
Read more...Collapse )
Венеция все же демократичнее Канн. Пусть тут те же немыслимые очереди на улицах и цветовая дифференциация (правда, не по штанам, а по пресс-картам – у меня синяя, это круче желтой, но priority - красная). Зато идут мировые премьеры фильмов про мафию и пороки католической церкви, хоть события в них разворачиваются не в Италии, а в Бостоне. А фрацузы вот не взяли в конкурс Сокурова. Обиделись. Было ли из-за чего?..
Read more...Collapse )
У Озона и Дерэ герои были писателями. Гуаданьино окунул нас в музыкальную среду. Думаю, в следующем римейке «Бассейна» персонажами должны быть кинематографисты, снимающие римейк «Бассейна».
Венеции везет. Сентябрь – время старта «сезона наград», можно приглашать в конкурс и не только потенциальных оскаровских номинантов. (Прошлогодний  Берлин с «Отрочеством» и «Отелем Гранд Будапешт» - исключение). Два предыдыущих года отборщики «Мостры» попали в «десятку» - «Гравитация» собрала охпаку Оскаров, а «Бердмэн» и вовсе стал лучшим фильмом года. Тут бы сохранить традицию и снова доверить открытие мексиканскому режиссеру – например, Гильермо дель Торо с «Багровым пиком». Но нет. Пик, впрочем, сочли хорошей идеей.

Read more...Collapse )

ММКФ, Итоги: Loosers take it all

Всё-таки хорошо (для разнообразия), когда на фестивалях побеждает зрительское кино, а не "вещь в себе" исключительно для критиков. Те говорили о фильме "Милый Ханс, дорогой Петр" едва ли не как о единственном событии конкурсной программы, при этом признаваясь, что "Лузеров" не смотрели и не будут. Картина Александра Миндадзе Read more...Collapse )
В "противовес" дню четвертому сегодня - ни слова о российском кино; всё-таки, несмотря на "санкции, которые вокруг нас" (Н.Михалков), как в конкурсе, так и в других программах хватает хороших зарубежных фильмов.

Read more...Collapse )
Так вышло, что в третий день ничего примечательного, о чем хотелось бы рассказать, я не увидел. "Пингвином нашего времени" я как-то не проникся, а "Вставай и бейся" интересен лишь с исторической, а не художественной точки зрения - рассказом о таком явлении, как флорентийский кальчо. Чтобы не истратить этот день, я пересмотрел великолепный "Клуб" Пабло Ларраина. Видел его в Берлине - думаю, не окажись в конкурсе "иранского диссидента" Джафара Панахи, Золотой Медеведь отправился бы прямиком в Чили. Я уже кратко рассказывал об этом шедевре; почти уверен, что будет повод разобрать его подробнее ближе к ноябрю;)

Read more...Collapse )
Они  летели  над  бульваром,  видели,  как  фигурки  людей разбегаются, прячась от дождя. Падали первые капли.
В субботу наконец пошел дождь, принеся долгожданную свежесть; впрочем, ненадолго: уже сегодня утром стояла привычная духота. Добираясь до Дома кино с Нового Арбата, я успел промокнуть, но почти опоздал на премьеру "Страны Оз" (Василий Сигарев). Зал был забит.
Read more...Collapse )